Рубрики

<-- REKLAMAS -->
Реклама на нашем сайте:
<-- REKLAMAS -->

Научные исследования братьев Гримм

Обрисовав природу и города, среди которых он выделил, как особенно значительные, Рим, Флоренцию, Неаполь и Венецию, он высказывает также свое суждение о языке и приходит к выводу, «что итальянский язык — король всех романских, самый из них богатый и благозвучный». О населении он сообщает: «Никакой другой народ не умеет лучше устраивать шествия, процессии, танцы и маскарады, чем итальянский. И повсюду мужчины и женщины, — продолжает он, — общительны, разговорчивы, не стеснительны, и так всякий раз, а вот мы, немцы, в толпе сперва чувствуем себя скованно и должны прежде оттаять, чтобы с ней свыкнуться».

Но он не бесконечно расточает эти ни к чему не обязывающие похвалы, а добавляет: «У обоих народов замечаю я величайшую склонность к свободе и самое долгое ее отсутствие. Во всей Европе есть лишь два народа, чье внешнее могущество и сила с давних времен сломлены внутренней раздробленностью, — немцы и итальянцы, и причина тому, должно быть, заложена непосредственно в их натуре и образе мыслей. В то время как во Франции, Англии, Испании, даже в славянских странах отдельные области, из коих они состояли изначально соответственно различиям в населении, постепенно, но неуклонно соединялись и от слияния у них прибавлялось силы, наши и итальянские земли оставались раздробленными и разорванными на клочки, причем даже не все они окрашены в цвета их исконной народности. В истории нет другого примера, когда бы великая нация, сознающая свое могущество и свои деяния, переживала бы такую раздробленность, как немецкая». Свои рассуждения он заключил нижеследующим пассажем, свидетельствующим о том, что он не остался в стороне от злободневных политических сочинений http://schooltask.ru/kratkij-pereskaz-skazki-gofmana-kroshka-caxes/ и открыто давал это понять: «Нынешняя Италия чувствует, что она повержена в позор и унижение: я читал это на лицах цветущих, невинных юношей. Что бы ни таило в себе лоно грядущих времен, мощь, и теперь еще, как мы видим, дающая вспышки пламени, не вечно будет оставаться под спудом, и если мир и благо всей части света покоятся на силе и свободе Германии, то даже эта свобода, по-видимому, обусловлена пока еще не различимым в хитросплетениях политики, но все-таки возможным возрождением Италии».

Надо принять во внимание, что это свое сообщение о путешествии в Италию и сделанные из него выводы Гримм прочитал перед членами Прусской академии наук в Берлине 5 декабря 1844 года, то есть через несколько месяцев после «Каменного гостя http://soshinenie.ru/analiz-poemy-pushkina-kamennyj-gost/». О своих скандинавских впечатлениях Гримм сообщает значительно сдержаннее и короче, хотя языки и культура северных стран интересовали его гораздо больше. «Для исследователя-германиста, — сказал он, поведав о своих путевых впечатлениях, — Скандинавия — классическая земля, как Италия для всякого, кто идет по следам древних римлян. Торчат из земли могильники и рунические камни, еще сильнее притягивает к себе язык — он позднее подвергся натиску иностранной науки, чем наш, немецкий, и во многих своих внутренних связях остался более нетронутым. Недавно лишь начавшееся изучение скандинавских языков, как мертвых, так и живых, которое будет продолжаться еще долго, прояснит для нас достоинства и недостатки нашего собственного языка».

Затем Гримм говорил о частностях языкового родства между Скандинавией и Германией, далее о влиянии протестантизма на церковное развитие Швеции, подобно тому как в первой части своего сообщения он говорил о значении католицизма и папства для истории и культурного развития Италии. Коснулся он и вмешательства шведских монархов — политического, временами военного — в немецкие конфликты и в заключение сравнил виденные им страны и народы на Севере и на Юге Европы. Северяне, — резюмировал он свое сообщение, — спокойны и сдержанны, но способны и склонны вникать во все глубины человеческого духа. Когда я плыл по Малеру (имеется в виду озеро Малер, у впадения которого в Балтийское море расположен Стокгольм), люди в лодке сидели тихо, поигрывая пальцами; челн, вмещающий десять итальянцев, гудел бы от необузданных криков. С итальянцем можно с приятностью обсуждать все, что находится на поверхности или на некоторой высоте, и получать удовольствие от тонкости его чувственного восприятия, но дальше возникает барьер, за который его не пускают осторожность и привычка. На Юге обычная жизнь протекает в усладе и медлительности, зато суровый Север я считаю способным на внутреннее проникновение и душевные радости, о которых там, возможно, не имеют понятия.

Кроме того, братья Гримм сотрудничали в журнале, посвященном немецкой старине, который с 1841 по 1851 год. К важнейшим статьям тех лет принадлежат напечатанные в 1842 году рассуждения «О заклинаниях». Вильгельма отличает в эти годы особенно активная писательская деятельность http://tvori.com.ua/naviki-lyubovyu-poranenij-z-tvorchisti-v-mayakovskogo/, так, он участвовал в журнале по немецкому праву и ежегодниках по научной критике; наряду с другими его сочинениями в трудах Прусской академии наук были опубликованы его академические речи, произнесенные с 1842 по 1859 год.

Comments are closed.